Георгий Геннис

СВЕЧЕНИЕ ДОЛГА

 

Новое царство

и встали они в круг
и сходясь
стали выкладывать на земле новое царство –
жила к жиле
печень к печени
сердце к сердцу

в дело шли даже
черепаховый панцирь
китовый ус
слоновий бивень
волосы мёртвых мужчин и женщин
ибо лечь в основание
должно было самое-самое

и подивились они тому что вышло
столь раскидистым
благолепным и благовонным
вопреки душку первозданной прели
оно оказалось

но делиться с небом не захотели
ибо знали
что и за ними грядёт
и отсекли его от высотных хранилищ воздуха
и поднялось оно в космос
как отрезанный ломоть

и придавила их тотчас
праздная тяжесть

и бродили они среди неохватного
до рези в глазах
простора
потерянные
словно в руки им дали
обмылки смысла

их деревья падали
всплескивая чёрной трухой
их дожди вымирали трупными пятнами луж
их ветры стали тощими
будто в бараках узники

и лишь провода резервного солнца
искрились
в пещере надежд

3 октября 2015

 

Подошвы

в бане у Штупа украли подошвы
он стоял голый
и мякотью ступней
прикипал
к жгучей поверхности камня

мимо пронесли свёрток
оттуда выглянула пара
распаренных
в морщинах
кож

язык вылез изо рта
и не знал что делать —
то ли облизывать губы
то ли назад отползти
и без всякого Штупа
скомандовать гортани
крик

21-22 мая 2015

 

Воронка

Он потащил простор сначала вправо
выправляя надломленную линию горизонта
затем потянул его влево
чтобы совместить контуры холмов и деревьев
с оставшимися на своих местах после сдвига ландшафта
очертаниями пустот
Толя Хром был доволен своей работой:
в пейзаж вернулась гармония
забытой красоты и покоя –
довоенная протяжённость
естественно пересечённой местности

Но что было делать с воронками?

Хром спустился в одну из них
вырванную очевидно
крупнокалиберным снарядом
Она поглотила длину его роста
и только встав на цыпочки
Хрому удавалось выглянуть за её взрыхлённые края

На дне воронки была коричневая вода
и тело человека с лицом облепленным глиной
Хром присел на корточки
и стал рассматривать лежащего
Муравьи устроили бойню на его раскрытой груди:
рыжие дрались с чёрными
Чёрный что был покрупнее
сомкнул челюсти на шее тщедушного рыжего
и крохотная голова скоро отвалилась
Хрому даже послышалось как хрустнули стальные ножницы
Рыжий однако не умер
и продолжал нашаривать лапками исчезнувшего
вместе с возможностью видеть и рассуждать
врага
всё ещё пахнущего омерзением

Хром вылез из ямы и начал отряхиваться
Театр военных действий перекинулся:
по штанам Хрома карабкались муравьиные отряды
Они вступали друг с другом в схватку
продвигаясь в тряском
непостижимом пространстве бога

1 февраля 2015

 

~ ~ ~
солнце в глаза целится
день уходит в темноту
непременного багрянца

у той женщины под ногами шуршит
не доставленное к нам
дыхание младенца

время разбрасывать себя
лишь стараясь удержать спину
чуждую как ранец панциря

всё равно никогда не вынести
вселенной тяжести
израненных листьев

1 сентября 2015

 

~ ~ ~
течение влечёт умершего
в галактику притопленных бутылок

что-то булькает на дне
горлышки вздрагивают
глуховато чокаются
как звёзды обступают
в ночи плывущий
островок лица

31 мая 2015

 

Чернильница

китаев обнял разгожину
и внезапно увидел в ней кроткера
он мешал китаеву любить её
хрумкать и клокотать

либидометр показывал гладкую шерсть
воздух остолбенел в пещере шкафа

тогда китаев достал нож и сзади
спереди
сзади

спину схватило
и китаев морщась глядел как они умирают
кроткер и разгожина
давно
в шестьдесят пятом
сидевшие за одной партой
после уроков пили чернила
из одной на двоих чернильницы
а потом ласкали друг друга
пачкая высунутыми
языками

5 декабря 2015

 

Мачо

…то ли шахиды
по земле раскидали
шипящие очи

заваруха в области малого таза
давка линкоров идущих
из преддверий
подвздоший
подбрюший

рассветные роты
правых и левых
полушарий простаты

охрипшие связки петард

гнойная хирургия небес
славная
гроба подмога гною

отпускает на волю
кишки пошуршать о песок
раскалённой слюною
жил накачанный мачо

2-5 декабря 2015

 

Держава

воскресить ведь хотел
шёл и только и думал об этом
морально готовился

споткнулся
упал
лбом ударился о тротуар –
напрочь вышибло
чего хотел

прохожие обходили привстающего
крыса в зубах принесла сдобную булку

булка пухла
росла
покрылась чёрными косыми полосками
и стала будкой

ветер обмахивал с крыши и стенок мучную пыль

квартальный в руках держал
обнажённое тело крестьянки
отдуваясь приговаривал
«гляньте – держава
бела как
мощна как
дебела»

6 декабря 2015

 

Свечение долга

вечером федя мозгухин вывинчивал из себя родинки
их было несчётно
созвездий

бурлящая под кожей ярость
выплёскивала из дырочек –
зеркала и стёкла в комнате
запотевали

в искрящие отверстия
мозгухин вкручивал лампочки
и выходил освещать прохожим улицу

уже за полночь
растратив людям пользу
он возвращался домой
дыша как измождённое сито
и удалял с лица и тела
тлеющий свет

потом доставал пакет родинок
перебирал их
заново пристраивал каждую
в нужное место организма
сверяя бирки

мозгухин стыл у окна
пустотой глаз
привораживал птиц

в течение дня он копил
свечение долга

12 сентября – 21 ноября 2015

 

Пятки

жизнь налаживается –
как говорится
кому мать родна
сказал кроткер

ну да
вон еще принесли
стервятники
вызывающе громко подтвердил борх

из носилок вывалили очередную порцию пяток
образовалась целая горка
пахнущая аптекой
и макдональдсом

вороны из Армии спасения Ворона
снижались на бреющем
выхватывали из кучи обугленные кругляши
и удалялись на пустырь подлёта
там они клювами раскатывали по земле
наглядную головоломку
ближайших целей

жратвы теперь от пуза
сказал петр днищев
доедая последнюю
в промасленном бумажном кульке
сочную пятку
мне и поделиться с кем хошь
не западло

кроткер и борх стыдливо поёжились
пряча в рукава новообретённый грех –
прижившиеся к концу лета
чёрные когти

солнце уже распаляло кроны деревьев
и наступало протяжное как песня
время бойни

18 ноября 2015

 

Китаев и буря

кроткер обознался
и принял борха за юру китаева

борх спешил куда-то с портфелем в руке
сгорбившись
подняв воротник пиджака
от внезапного пыльного вихря

надо бы где-то спрятаться
сказал кроткер
когда они распознав друг друга
двинулись рядом
преодолевая напор встречного ветра

негде ответил борх
тут бы до метро доковылять

ураган уже срывал с них одежду
пиджак разошёлся по швам
и покинул борха
взмахивая пустыми рукавами

на кроткере так же свирепо и безжалостно
разодрало куртку
обрывки унеслись прочь

дело дошло до рубашек и джинсов

теперь они брели голые
в обнимку
борх даже отбросил портфель
как обременительный балласт

павильон метро до которого было рукой подать
разрушался у них на глазах:
обломки неслись по воздуху
смертельным залпом града

над ними промчалась
кверху колёсами
покалеченная ударами о землю машина
путь был усеян размозжёнными об асфальт птицами
и телами раскуроченных
пожилых пешеходов

юру китаева опасно сносило
они увидели его впереди
лавирующим в промежутках
между сильнейшими шквалами

юра крикнули они
но слова влетели обратно в горло

китаев раскрыл зонтик
и его потащило в сторону парка
потом оторвало от земли
и он закручиваясь
будто фигурист
вознёсся
над кронами взлохмаченных берёз

боже святы губами вымолвил борх
светопреставление губами вымолвил кроткер

лицо китаева светилось
сквозь пургу взметённых листьев

кроткер и борх легли на асфальт
головами упираясь в бордюр
как в бруствер

они ждали
что юра вернётся на землю
когда всё стихнет

8 августа — 11 ноября 2015

 

Обмен

кроткер решил поменять ноги местами
где была левая стала правая
и наоборот

«нагрузка перераспределится
и позвоночник слегка передохнёт»
подумал он

«ты кажется перепутал ботинки»
заметил борх когда они встретились в парке
на совместной вечерней прогулке

«нет»
ответил кроткер
«я просто переставил ноги»

тогда борх снял пиджак и поменял у себя руки
в первые минуты они непроизвольно сокращались
в локтевых суставах
а пальцы вздрагивали
«артрит» пояснил борх

возле пруда они скинули одежды
и оставшись в одних плавках
собрали толпу почитателей

люди брали у них автографы
поднося пачки сигарет
клочки обёрток
бумажные салфетки

борх расписывался правой
то есть подставной левой рукой

девушка с красными волосами была в восторге
«левая у вас ловкая какая
и главное — за ней правда и сила»
она не замечала как борх морщится от напряжения

кроткеру в этом смысле было легче
только ступни затекли
и тёрлись друг о друга
сблизившимися нежно
мизинцами

после фотосессии
они окунулись
поплавали
потом сели на берегу
и решили дождаться сумерек

борх предложил кроткеру
махнуться головами

ночью когда они переставляли головы
то запутались в очерёдности движений
алгоритм сбился
в общем они что-то не доглядели в темноте
поторопились

головы быстро прижились на своих новых местах
но оказались перекрученными –
лица обеих были обращены назад

«ничего»
сказала голова кроткера
«как-нибудь дойдём»

«ничего»
сказала голова борха
«только зря ты ноги переставил»

«а ты тоже учудил
с руками»

в знак примирения
кроткер и борх встали спина к спине
чтобы обменяться взглядом
и закинув руки будто ловили мяч
потрепали друг другу затылок

они пошли медленно
то и дело оглядываясь вперёд
и спотыкаясь

20 декабря 2015

 

___________________________

c2484-gennis-bГеоргий Геннис родился в 1954 г. в Москве. В 1976 г. окончил Московский государственный педагогический институт иностранных языков им. М.Тореза. Работал в издательстве, затем с 1994-го года до 2006-го – редактором на телевидении, в настоящее время снова занят в издательском бизнесе.

Георгий Геннис – член Союза литераторов РФ (Московское объединение), а также Союза писателей XXI века (секция поэзии). По его собственному признанию, очень сильное влияние на него оказало творчество Вадима Сидура (1924-1986), с которым поэт познакомился еще в 1969 году. В подвальную мастерскую скульптора на Комсомольском проспекте Генниса привела Юлия Сидур, жена художника, в то время преподаватель французского языка в 18-й спецшколе, а также классная руководительница Георгия. Свои первые стихотворные опыты он показывал мастеру, оставившему, как известно, помимо собственно скульптур, акварелей и графических листов, сотни страниц оригинальной прозы и десятки стихотворений. В лице Сидура начинающий поэт нашел своего первого заинтересованного читателя и взыскательного критика.

Стихи Генниса (преимущественно уже в постсоветскую эпоху, если не считать зарубежных публикаций в каталогах выставок Вадима Сидура, проходивших на Западе) печатались в журналах «Черновик», «Арион», «Дети Ра», «Футурум Арт», «Воздух». Появлялись его стихотворные подборки и в интернет-издании «TextOnly». Он – участник ряда антологий и сборников, выпущенных в рамках ежегодных фестивалей верлибра. Кроме того, Георгий Геннис входит в редколлегию авангардного интернет-журнала «Другое полушарие», одним из создателей которого он является.
Среди вышедших у него стихотворных книг — «Время новых болезней» (М.: Московский государственный музей Вадима Сидура, 1996). В этом издании использована графика Вадима Сидура, предисловие написала Юлия Сидур, а послесловие – профессор Юрий Орлицкий.
Другие сборники: «Кроткер и Клюфф» (М.: ЛИА Р.Элинина, 1999), «Сгоревшая душа Кроткера» (М.: Время, 2004, серия «Поэтическая библиотека»), «Утро нового дня» (М.: АРГО-РИСК; Книжное обозрение, 2007), «Мрак отказавшей вещи» (М.: Вест-Консалтинг, 2010, серия «Библиотека журнала «Дети Ра»).
Некоторые стихотворения и циклы публиковались за рубежом – на немецком, сербском и болгарском языках. На шведском языке в одном из университетов Швеции вышел цикл Генниса, посвященный Сидуру, под названием «15 стихотворений о подвале».
О стихах Георгия Генниса, помимо упомянутого Юрия Орлицкого, писали Алла Марченко, Татьяна Бек и др.
Вот как отозвался о последней книге Георгия Генниса на страницах журнала «Воздух» один из рецензентов:
«Геннис известен как ученик и друг знаменитого скульптора, художника и поэта Вадима Сидура. Тексты Генниса близки сидуровской пластической манере; сюрреалистические преобразования тел и предметов составляют основу эпоса, создаваемого поэтом в своих книгах… Театр жестокости…, в который помещены персонажи текстов Генниса, оказывается одним из самых ярких примеров современного абсурдизма…» (Денис Ларионов)

Георгий Геннис в течение нескольких лет занимался также художественным переводом. В частности, в его переводе с французского языка вышли биографии художников Анри Руссо и Жоржа Сёра.

 

 

Реклама