сергей круглов

Ч ИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ

 

***
темной ли ноченькой гулко держава аукает
плачет ли пляшет с похмелья себя ли баюкает
снег ли метет
серый ли сеется свет
так и стоят которую сотню лет
среди угры у коломенской черной версты —
святость простая против святой простоты

 

***
Сначала нас сведут на страшный суд
Потом нас выгонят из рая
Потом нас как хоругви понесут
Победу православья прославляя
Неделя за неделей и весна
Пройдет стремглав но как же вечна
Но как бездонна как длинна
Но как неуловимо скоротечна

 

ИЗРАИЛЬ

Я просто спал. Меня в ночи подняли:
«Эй ты, вставай!»
Едва ли
Я сонный понимал, где мой предел, где край.

Он пнул бедро моё – и ясность чистой боли
Меня понудила открыть глаза:
И эта высь, и типа будущности, что ли,
Глубокобирюза.

 

РАДИО В ПИОНЕРЛАГЕРЕ

Ну-ка солнце, ярче брызни!
Золотыми лучами исходя,
Освети наши грязные пальцы, за ними следом —
Одуванчиковый сок, песок , коросты, заеды, —
Подковыривай изнанку жизни
Костяною лопаткою ногтя.
Только ежели ноготь сломается,
Заусенец закровит, садня, —
Ты, занывший, обсасывая, не сомневайся:
Это вкус и Его, и меня.

 

КИНО ЗАКОНЧИЛОСЬ

Сеанс окончен – это факт.
Во тьму уходят безвозвратно
Индейцы студии «ДЕФА»,
Принцессы студии «Баррандов».
В последнем кто-то встал ряду
И свет включил, и стал на стражу,
И все идут, и я иду
В толпе галдящих персонажей.
Чей томагавк теперь могуч,
И кто орешками спасется,
Когда погас волшебный луч
И каждый к выходу толчется.
И кто нас выгнал, кто повел,
Слегка подталкивая в спину —
Киномеханик, Контролер
Иль вовсе – Режиссер картины?..
И коридору края нет,
И я не сохранил билета,
Но там, за дверью – день, и свет,
И одуванчики, и лето.

 

ПОКА НЕТ МОШЕ, БАРД ПОЁТ НАРОДУ

(Андрею Анпилову
и всем бардам Советского Союза)

Русская баня в долине Хинном.
Русские звезды в снегу под окном.
Что же ты вылез – погреться?…
—Бабой прикрылся? – шпана завизжала, —
Чмо, что ж ты бедра гитары прижало
К самому сердцу?!
… Бёдра гитары. Ветра оскал….
И медиатор в песке потерял:
Пальцы в аккорде кровавишь.
Кто-то же должен петь у костра,
Петь, не смолкая, сегодня, вчера,
Петь за бычок –
— зёма, оставишь?…

 

***
Черный мегаполис ночи
По часовой вращни:
Мерцание автострад, мнимости пригородов,
Огни.
Негустота одиночеств.
Пустоты притязаний, любвей.
Мерцание человеческих мониторов,
Клики мышей.
Черный глобус вращается, поскрипывая.
Сеть тьмы не спит до утра.
Мы все непременно развиртуализуемся
Позавчера.

 

***
— В доме Отца Моего
Обителей много.
Но вам самим выбирать, где жить
Жизнь вечную.
— Мы выберем, погоди,
Выберем, — вот:
Койко-место
Для славян.

 

ЛЕРМОНТОВ

чёрный мой дождь
радиоактивный дар
бежать
бежать от тебя
к бабушке в тарханы

 

***
книга жизни
скажи: перескажи? не помню
память
саднит нарывает
на сгибе загнутой страницы

 

ДОЖДЛИВОЕ ЛЕТО 2015

Памяти Евгения Хорвата
«и Господа пою, Который Сам меня поит! »
(Евгений Хорват, из книги «ЗДЕСЬ Я ПОЭТ»)

пою дождями Бога моего
дон
донн
доннн
донннннндожде есмь

 

«МОСКВА-ПЕТУШКИ»

Премудрость, про́сти! (встань — ибо
тостуемый Небом
пьет стоя,
дрожа вцепившись распухшими шелушащимися пальцами
в ноздреватый мусорный пристанционный снег ).
От Венедикта
бессильнаго Евангелия чтение —
во́нмем.

 

***
Мой ХХI век! то ли слезы на ресницах твоих
то ли стразы
то ли морщины скорбей
то ли тату морщин
то ли
«я люблю тебя»
в твоем исполнении означает — «люблю»
то ли — «я»

 

***
Два шахматных коня –
Выточены из одной кости,
Пахнут одинаково.
Просто один черный, другой – белый.
Араньяки и афонские сотницы –
Написаны на одной и той же бумаге.
Надо двинуть фигуры.
Медлишь, Господи, думаешь бесконечно….как же
Тебя не понять.

 

ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ

омый Господи
грязные грехи наши
ну вот! другое дело
теперь они такие чистенькие
ишь ты почти неузнаваемые
скрипят если провести пальцем
можно пользоваться снова

 

ХРИСТОС И САМАРЯНКА

И всё, о чём болело Твоё сердце,
о чём думал в потаённые от учеников минуты,
высказал этой случайной
(как на лавочке на перроне
случайному встреченному вдруг рассказывают всю болючую тайну
своей жизни).
В духе и истине, да,
в крови,
и в духе, и в истине.

 

КРИМИНАЛЬНОЕ ЧТИВО

траволта-траволта
повернись туда-сюда всеволто
вся эта ваша история о мщении-
о прощении
бэнг-бэнг споет нам нэнси синатра
о том, что
мироносицы жены
утру глубоку

 

***
«жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино»
(Ю.Левитанский)

Друг мой атеист
Тоже не чужд веры в жизнь вечную, — будешь тут чужд, когда
Неоперабельный рак, и вот-вот.
Он решил так: просто
Черно-белое кино
Станет цветным, и даже 3D.
Он в этом убежден, потому
Уходит в настроении относительно мирном.
Ему, вероятно, будет по его вере.
А мне … я в замешательстве: честно говоря,
Так за всю жизнь и не разобрался
В этих технологиях создания иллюзий.

 

СКАЗКА СКАЗОК

Памяти Эльдара Рязанова

И вот мы дошли,
И остановились перед тесными вратами.
И Женя Лукашин, мальчик, вечно балансирующий на пороге
Любви и независимости,
С желтенькой гитарой, вросшей в руку,
Украшенной гэдээровской овальной наклейкой,
Обнял меня неловко,
Тревожно.
— Ну…мне пора.
— Да.
— Ну…бывай.
Он не отрываясь смотрел мне вслед, пока я
(На стук отворили)
Не перешагнул порог.
Бывай, Женя.
Я помню все, чему ты научил меня.
Я постараюсь не подвести – как уж
Смогу. Могу я неважно,
Сам знаешь. Но ты — бывай дальше,
Среди тех, кто пришел вслед за нами, и тех, кто придет за ними
В бесконечную новогоднюю ночь, полную одиночества,
Которое для меня, видишь,
Вот-вот кончится, —
Бывай, не изнемогая.

 

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

КРУГЛОВСергей КРУГЛОВ. Родился в 1966 году в Красноярске. Служит священником Русской Православной Церкви в Москве. Автор девяти книг стихов, трех книг церковной публицистики. Лауреат премии Андрея Белого (2009 г.), автор и ведущий программы о современной поэзии «Движение слов» на радио «Культура».

Стихи Круглова выходили также в журналах «Знамя», «Воздух», «Новое Литературное Обозрение», «Дети Ра», «Зинзивер»,  «Homo legens», Aufgabe (США), Bacchanales (Франция) , Poezia ( Италия) и многих других, переведены на английский, французский, итальянский, польский, болгарский, словацкий, венгерский языки.