ирма гендернис

ОТ ДЕЛА К СЛОВУ

 

uehehhd

^^^

купол воздушный или глиняный кокон –
нет ни дверей т у д а ни о т т у д а окон
на воде разведённой слезой и потом
каша манны небесной, в снежной пыльце волокон
нарастает гул пепельный гул с приставкой
игровой: послушай как пользуешься доставкой
как вечерней лошадью вынесены за скобки
письма ветру депеши с подвальной сходки
тел подвыпивших и отлетевших прочь
душ доставленных раньше срока
в подневольный питер в блокадную с тмином ночь
и куда темнеет в какую сторону ока
купол воздушный кокон земли точь-в-точь

^^^

были деревья – стали круги на водах:
листьев ниц ложащихся после родов
после кесарева сечения после крайнего шва…
небо на молнии ходит застёгивая слова
держит тепло их до заморозков в себе…
часто дышится ли при быстрой ходьбе
стрелкам на циферблате? или время трос
протянуло над всеми дышащими под водой?
держит шест канатоходца и дерево-альбинос
балансирует над зимой…

^^^

…но зола за плечом
разлетается: нипочём
всё и вся…
по колено вода
в море в котором стоять года
вверх ногами головой в песок…
перед глазами –
торнадо прошедшее через лесок
молния падавшая насквозь…
потому надломилось когда сошлось
и укололо как под наркозом
\больно но издали как во сне…\
занимающихся извозом
обезглавленных на коне…

^^^

память правит возрасты наискосок
детали складывает в модели…
между выкройками холодок
пробегает в запертой колыбели
откуда вышла прямая речь
сквозь порезы сечи и все проколы…

ещё одно слово – и голову с плеч…
и голос – на все запоры…

^^^

… так и летели в обратную
выпрямлены под углом
сны натопленные углём
в неоглядную…
и на веки ложились монеты
и руки держали по швам
время беседы
\пошло оно по рукам –
осталось на чёрные сутки…\
так сердцу приберегли
амбразуру для плоской шутки
за минуту любви…

^^^

солоно-холодно или свежо и липко
перед причастием или битьём
встанешь на вытяжку
сделаешь сердце навскидку –
так и становится боль отправная чутьём
боли фантомной…
так убирает леса
нервного срыва перед высоткою шахты
боль-электричка с пассажирами по местам
с целой когортой врачей из смирительной вахты —
так косая мишень и прицел под чехлом – заодно:
не вижу не чувствую не дам наводку… —
подбирайся на ощупь
вслепую
в себе самом
с дрожью в коленках подтягиваясь к подбородку…

^^^

слово советует и врачует
молчанье парализованного линчует
околевающего живьём и не сразу…
уберечься слову от молчаливого сглазу
от чёрной сотни и ядовитой серы…
тень перенявшая твои манеры
сознаётся во всём продемонстрировав пластику…
сердце вращает немую свастику…

^^^

сильная боль слабее застывшей речи
только душа плотна а голос бесплотен
слово откатывается в себя по подстрочнику поперечин
шов узнавания спорот и снова застрочен…
слово старается выговориться забыться
между строк как между страниц закладка
жизнь старается выйти из берегов разлиться
потом замирает и леденеет как из шланга залитая площадка
мы ходили с тобой на каток мы круги мотали
тёрли щеки и рук не чувствовали с ногами
нам луна с оборотной стороны однобокой медали
лунных зайчиков насветила и они разошлись по воде кругами
т.е. канули в прорубь… через сорок дней душа не душа а облак
тело – сырое яблоко сквашенное с капустой
свободный вход по вчерашним билетам в сумрак
американские горки с русской рулеткой на спуске
у тела ещё есть время у души пространство
в 3D отснятое и голос не свой с кривотолком
если верить ему – автоматом второе гражданство
получает она… т.е. канули в прорубь…

^^^

заголовки памяти через лес
имён, где суффикс ласкал
детства и рост и вес
и голос не облекал
во плоть, что вела свой счёт
через раз в ряду
к дыханию переход
останавливая на ходу…

^^^

делянка души на полях у страниц
где слово упало пшеничное ниц
оставив пустым прозаичный абзац
и свет на плацу заполняющий плац
насильно немил, и гуляет братва
с замолвленным словом подобием шва
по силам оставленным – с ветром в горсти
и сеет и вoет душой взаперти…

^^^

сходит метель с креста, за крестом
обращается в веру другой
с тенью своей на двоих невесом
в отражении нежилой
Дом: перешагивает пургу
взметающийся окоём
на выходе – всякий в своём снегу
и каждый один – вдвоём…

^^^

в складках кожи ангельская завязь
но неровен час на пустыре:
уклонившись время и раззявясь
день упрятав в чёрной кобуре
отплывает вдаль за загражденья
кажется себе с той стороны…
преломлявший в линзе просветленье
ты не там:
там стороны равны

^^^

смерть встречает и говорит: узнаю́
тебя по выбору в пользу бедных
родственников на вывернутом их краю
с изнаночных всех сторон накрывающих стол запретный:
яблоко раздора среди плодов —
для живых перешедших на нашу сторону…
входи располагайся между бранных слов
в среде смешанных языков
и на колени клади свою голову…

^^^

закрытое слово
оставляет стук на бумаге
открытое слово –
вскрытая вена и пульс
уже не нащупать

приглашает войти но
самому по-человечьи не выйти

только подвал для угля
или лифт между снами

^^^

сердце вращается
на кровеносной оси
со скоростью горя…

 

<хранитель>

против воли и против ветра
идти тебе и идти
по течению памяти
и против себя
по лестнице винтовой
в горячие недра
или вот так, по косой
или вот так, сквозь пробелы
вдоль чёрной на вес полосы
подшофе
над туманом
вне боли

^^^

держит душа уду
ловит потустороннее
малое малокровное
красных телец в горсти
меньше чем заповедей
не прикрой отворивший кровь
с болью неси поток
самой самости

^^^

карело-финская кровь в моих бурых венах
превратилась в морскую воду
чуть подсоленную на мели слёз
чуть тёплую в заливе

закипающие потери

короткий прощальный прибой
в лукоморье предсердий

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

brИрма ГЕНДЕРНИС. Родилась в Латвии. Училась в Санкт-Петербурге (СПбГУКИ, библиотечный факультет). Стихи публиковались в ж. «Полутона», «Новая реальность», «Сетевая словесность», «Эмигрантская Лира», «Цирк «Олимп»», «Белый ворон», «45 параллель», «Плавучий мост». Живёт в Лиепае.

 

Реклама