ирина грацинская

С ТИХИ О РОДИНЕ

 

1914

не показывай мне войну
цветную
крыши рыжие
розовые стены
я тебя живьём прокляну
за измену
потому что война – война
сволочь драная

 

степанида

бабушка
ела скоромное в среду
и сокрушалась гореть мне огнем синим
бабушка
если тебе то куда же нам бесам
бабушка
умница наша пресветлая
до поту в поле у люльки на пажити
бабушка
вдовушка трех схоронившая
девять зачавшая
бабушка-бабонька
руки с пол-тела
…дым купоросный
вальки да цепа
бабушкин крестик
был
да пропал

 

хлеб

\рецепт хлеба
ленинград 1941\

целлюлоза
хлопковый жмых
обойная пыль
мучная сметка
вытряска из мешков
ржаная мука
хвоя
соляровое масло для смазки формы

+++

покроши покроши птицам белым
прилетят помянуть вас
тенями ушедших
изошедших на адский распыл
на смертельный помол…

помяни же их голод святой
по тряпицам взыскующий черной горбатой судьбой
из опилок молитв и слезы
присыхающей солью…

преломи с неповинными хлеб свой
им теперь только память
в чем держалась душа
в чем спекалась незримая вера

покроши покроши
птицам белым…

 

+++

как скудно любимая
у тебя в доме
скромница моя тихая
мужик твой ухарь
глазки синие
зазнобу не приголубит
чугуны да ухваты
война да поминки

 

мама помнишь

вот любимой подмышка и вдруг — тук тук тук — в дверях недремлющий политрук — а вы не забыли про родину?

 

+++

не смотри что с галимой обочины
перебитый нос скособоченный
глазки свёрлышком в глине проделаны
он подтянутый такой
в майке с пастью
во всю грудь свою мускулистую
его нюра любит буфетчица
он похож
на артиста

 

+++

идут дядечки сухощавые
с беззубой челюстью
с оболонью по полтора
фиксато щерятся
по наколкам
прочтёшь биографию

нас ограбили

 

+++

обрыдалась вся
сопли наматывая
говорил первого
а сегодня пятое
говорил половина он
и теперь я щербатая
теперь там у меня пробоина
и сижу-реву
как по покойнику

 

частушка

я боюсь простых людей
куль заначек без затей
светлых ликом
чистых глазом
скорых словом
на всё разом

у нас тут cвоя традиция
в ситчик принарядиться
шифер вагонка рабица
на первомай образиться
проваливай
коли не нравится

справимся

 

горы воробьёвы горы

здесь и негры русеют…
с нашей машей на лавке
прихватив за поводья турецкую дамскую сумку
мавр мечтательно смотрит на воду
облака…запотевшую балтику семь на щите
на круглящийся купол спортивной арены
повторяющий абрисом машин живот
на плавсредство «бон тур» вдалеке
представляя как дома его ожидает
винегрет стопка белой на бруньках
азу и пельмени…

в карем взоре так много тамбовской смекалки
что сморгнув углядишь в нём трудягу-шахтера:
он покинул забой и присел
по пути к душевой

 

q

люди с маленькой буквы
курсивом петитом россыпью
с борта из гурта
щуплого цвета чёрного телосложения
кустовое садовое пучком связкой
пекут серийно
завозят оптом

 

ночной дозор

красоту эту
штукатурят жидкой пудрой под крымский персик
угольно мажут полые головёнки
из флаконов и тюбиков
обряжают в вокзальных бутиках
продлевая долгие ноги шпилькой
что-то общее норочье
в лицах со звероферм на скудном бюджете
шалавы
нежнейшее что пробивает засаду дёсен
прочее лучше сглатывать
канализируя втуне

доченьки
девочки
синие глазки россии

 

+++

люди наши оттого злы
что в течение жизни
мало чувствуют на себе
снисхождение своих же

 

про неё

ты больше не любишь свою
тянешь шею
на чужое глазея
кривишься: н а ш е
пошлость нынче не вьётся у почвы
пошла в стрелку
оплыла оползла багетом
застолбила партер и рампу
и всё же
копаешь глубже
и нет ей равных
отливает гламурью
фасад золотой мили
клейстерно лица изблестелись самсой
и точильным кругом тянет лепёшка
это в столицах
дальше — попроще
погаже поплоше
семежды-семеро с ложкой
один с сошкой
вход проломили
выход забыли внести в планы
синьки пропили
но не смириться:
мы же любили?!
развалилась бабой дебелой
подставляя роскошное тело
сладко иметь беспамятную оголтело
а у неё нежно сердечко бьётся
думаешь … обойдётся?

 

a propos

чтобы носить пуговицы по спине
нужно иметь прислугу
грумы сгинули
сила —
в маршрутках

 

он любит её

он любит её
метропоезд-подсолнушек
семечкою узбекской набит
златозубая стиснув коленки
щебечет курлыки любимому
мелкой щебёнкой кроша
заповедную слуху славянскому речь
на покатой скуле сизый бланш
без сомнения он её любит

 

с новым годом друзья!

а мы плывём на лодочке
на лодочке-селёдочке
селёдочке под шубой
колбасною протокою
за сёмгой краснобокою
в десертные запруды
то водка то игристое
эфирное смолистое
качает чудо-юдо
там головы с глазами
там глотки с голосами
там нежить
там
мы сами

 

колокола

все утро колокола звонили
месили воздух
облака что пену с корыта
охапками осаживали
в нитках небесных хаживали
тренькали золотили холили
Духу святому трафили
на земном вторили

 

яйцо

самоваром горит храм-Христос
(прости нас)
на парад под пригляд
крутизной на обнос
купола что песком
медальоны в обклад
чуден град-огород
в нем горох с виноград
в нем плотвичка с сома
в нем кукуй с мартеца
и иглы не добыть
из крутого яйца

 

коко

баба моя москва
потных подмышек дорогущий диор
мат-перемат плаза
кика-кремль крашеный photoshop
новостроечки-метастазы
зататуированная коко
бочкаревым сименсом
раскормленная разбитная
поражённая чёрным грибком
бывшая
никакая

 

родина

родина
это комок власти
сбитый комок масла
в снятом молоке наших
усилий
дожить
до весны

 

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ИРАИрина ГРАЦИНСКАЯ. Родилась и живет в Москве. Профессиональный художник книги, преподает графический дизайн. Публиковалась в альманахах «Белкин», «Среда», Россия; издательском проекте «Русский Гулливер», Нью-Йорк; альманахе «Глаголъ» Фонда Русский Мир, Париж; «Русский очевидец», Париж.

Выпустила книгу прозы и поэзии «Слово», сборник «На четыре голоса».

Ведет поэтический семинар в кружке «Ленский» в Литературном институте им. А.М.Горького, Москва.

Пишет для хора. Сотрудничает с композиторами Е.Крылатовым, А.Микитой, М.Ивановым. Произведения исполняются  хором Мариинского театра, Патриаршим хором, хором им. Свешникова.

Реклама