владимир пряхин

УЗНИКИ ЖИЗНИ

 

Ликвидация

— а ваше юридическое лицо ликвидировано! —
сказала женщина за окошком
подняв глаза от экрана компьютера
и просунула обратно
поданное Баниным минуту назад заявление

Банин вздрогнул
дурное предчувствие
возникавшее у него неоднократно со вчерашнего утра
подтверждалось

инстинктивно он потянулся руками к голове
его физическое лицо —
щеки, нос, борода
глазные впадины —
было на месте
юридического же нигде не было

Банин продолжал судорожно ощупывать себя
ключи от офиса из кармана исчезли
его сумка вдруг стала необычайно легкой —
круглая печать, два штампа, банковская справка,
свидетельства, сертификаты, разрешения,
уведомления и лицензии утратили вес

ноги его подкашивались
руки норовили повиснуть
как плети —
заключенный вчера договор поставки потерял силу:
лист с подписями уже не держал себя
и сгибался прямо в руке

сквозь перешептывание стоящих в очереди
Банин слышал хруст разрывающихся деловых
и прочих нужных связей
галстук его развязался и норовил выскользнуть из-под воротника
телефон хрипел
из него высыпались на пол установленные с таким трудом контакты
стоящая позади девушка
встретившись с Баниным взглядом
опустила глаза

Банин прикрыл платком то место
где у него недавно было юридическое лицо
и боком протиснулся к выходу

— это сон, это сон! — повторял он сам себе в проходе
между двумя стеклянными дверьми

— мужчина! у вас кровь! —
сказал кто-то
и Банин поспешно заслонил пальцами
проступившее на платке
красное пятно

— проходи, мужик, что рожу выставил! —
обращаясь к Банину на «ты»
торопил его движущийся навстречу
полнолицый хозяин чего-то
на мгновение он оказался рядом
и даже через толстую кожу его портфеля
Банин ощутил страшную силу
исходящую от действительных документов

 

Преодоление Серебряного века

будучи одно время простой копилкой
Банин заметил внутри себя препятствие
в виде избытка ненужных элементов серебряного века
и решил преодолеть его

однако
соскоблив ногтем гипсовый слой
покрывавший поверхность его личности
он вдруг с ужасом обнаружил
что внутри почти весь состоит из сплава серебра и меди

шокированный
он инстинктивно попытался крикнуть
призвать на помощь
и тут же почувствовал удушье
выяснилось
что вместо горла
у него имелось только маленькое технологическое отверстие
рассчитанное на ровное дыхание безмятежно спящего
и способное воспроизводить лишь тонкий писклявый звук
дионисовой флейты

через узкую щелочку
задыхаясь
из последних сил
Банин выдувал свой ужас наружу

сладостные трели
вырывались из отверстия
распространялись далеко вокруг

молодая размывательница акварели смотрела на Банина с явным интересом
сидящий в дорогой клетке попугай обозвал его декадентом

ценители же возвышенного прошлого
гуляющие неподалеку
постепенно стекались к нему
услажденные трелями
они млели
томительно вздыхали
некоторые из них опускали в щелочку на его спине
блестящие серебристые монетки
тем самым еще более укрепляя его связь со временем
носящим имя драгоценного металла

почерневший от соприкосновения с воздухом
пропитанным выхлопными газами
Банин корчился в судорогах
флейта прерывисто пищала
издавая дикие звуки
дневной свет угасал в его глазах
и он уже не видел
как по аллее
обставленной гипсовыми статуями
навстречу ему двигалась делегация

идущие впереди несли венок
на широкой черной ленте серебряными буквами было написано:
«за продолжение традиций»

 

Узники жизни

Банин успел вскрыть консервную банку только наполовину
как раздался всплеск
и из-под крышки высунулась огромная рыбья голова
рыба посмотрела на Банина и Марту тусклым взглядом
и открыла рот
продолжая бесшумно заглатывать воздух

— ну вот, а написано было — готовая к употреблению! —
возмутилась Марта

— так и есть! —
сказала рыба
и не успел Банин изумиться этому
как рыба выпрыгнула из банки
стала гигантской
и проглотила Банина целиком

в темноте Банин упирался
в тугие скользкие стенки рыбьей утробы
бил кулаками
царапал ногтями
в спешке
ожидая приступа удушья
но удушье не наступало

— сделай что-нибудь! — крикнул Банин Марте
из глубины рыбьего живота

он мог и не говорить этого
снаружи доносились глухие удары
Марта била чем-то рыбу по голове
но рыба и не думала умирать

наконец Банин услышал знакомый хруст
это Марта пыталась вспороть рыбье брюхо
большим кухонным ножом

сначала это ей не удавалось
но потом нож проткнул кожу
стенку брюшной полости рыбы
и заодно живот Банина

Марта повела нож от рыбьих жабр к хвосту
и обе брюшных полости раскрылись
распались на половинки

Банин выкатился наружу
поддерживая руками расходящиеся стенки своего живота
сел на табурет
из образовавшейся в нем длинной щели
прямо на пол вытекала сырая нефть
через минуту на кухне образовалась небольшая лужа

Марта собирала густую маслянистую жидкость тряпкой
в пластиковое ведро
телевизор
настроенный на бизнес-канал
уже показывал в бегущей строке
внезапное падение котировок марки «бренд»

позже
когда истечение прекратилось
они сидели за столом втроем с рыбой
и ели сухую картошку

— это все твой телевизор —
ворчал Банин —
смотришь целыми днями все подряд!

— не нужно было устраиваться на биржу
и затевать все это —
отвечала Марта

— консервы вредны
нужно употреблять только натуральную пищу —
задумчиво произнесла рыба
причмокивая губами
и пошлепывая по полу влажным хвостом
темная щель на ее брюхе
уже покрывалась серебристой пленочкой свежей кожи

на кухне было тепло и светло
за окном же царствовала чернота
ледяной зимней ночи

— мы могли умереть? —
спросил Банин

рыба отрицательно покачала головой:
— это только для тех
кто свободен от органических соединений
мы все — узники жизни

 

Неожиданный результат роста

в конце пути
окруженный слушающими его индивидуумами
он шел и шел по коридору своего этажа
которому не было видно конца

однако долго оставаться на одном уровне
он не привык
поэтому собрал последние силы
подтянулся на свисавшей гиперболе
и пробил головой свой творческий потолок

очутившись выше самого себя
он вдруг стал никому
в том числе и самому себе
не понятен

хор голосов вокруг стих
теперь индивидуумы
лениво шевеля плавниками
проплывали сквозь него
не встречая сопротивления

он осознал
что одним неосторожным шагом
навсегда отнял у себя
приобретенную с таким трудом зримую форму
что в своем рывке к естеству
слился с окружающей средой
стал ею

не такого бессмертия он ожидал
однако успел еще удивиться
множеству маленьких голов на маленьких шеях
которыми на какое-то время покрылось его тело
прежде чем части его разъяло и унесло вдаль
течение реки

 

Настоящая вещь

вот она
в коробочке
настоящая вещь!

я купил ее
у нищей старушки
там
за углом
она не взяла
почти ничего за нее
долго расспрашивала меня обо всем
потом отдала
сказала
что теперь может
умереть спокойно

да
неказистая снаружи
настоящая вещь
углы пообтерлись
за сотни лет

что с ней делать
не знаю
зато теперь я знаю
что жил не зря

что с ней будет?
думаю
ничего хорошего
у нее нет никакого будущего
как у всякой настоящей вещи
в этом мире

но я почему-то
вдруг перестал
волноваться

 

Железнодорожная правда

(из цикла «Виды правд»)

железнодорожная правда
предназначена
чтобы поведать о громком
раньше ее предварял паровозный гудок
а теперь чаще гудок тепловоза
железнодорожная правда выражает себя
посредством лязга
в котором неотделимы друг от друга
обсценная лексика
и высокопарность

складность ее стиха
и ритмичность ее прозы
обеспечиваются рефренами
возникающими при каждой встрече колес
со стыками рельсов

железнодорожная правда —
издание
не требующее бумаги
существующее только в виде
аудиокниги
это речь
в которой автор всегда говорит о своем
чтобы не случилось со слушателем в вагоне
потому что все остальные слова
тише слов этой речи
и даже выстрел
тонет
в грохоте стали
скрипе колодок
скрежете сцепок
тяжелом чугунном гуле

только не думай
философствуя
или споря с попутчиком в своем купе
что стихи в этом издании поверхностны
а проза неглубока —
в них есть и контекст
он спрятан
в поскрипывании
вагонной обшивки

 

Дом

странно представить
что там ничего нет
невозможно представить
что там ничего больше нет
потому что ладонь помнит
прикосновение ножки стула
ее врезающиеся в кожу прямоугольные грани
потому что пальцы помнят
прикосновение к чуть пыльным гладким листьям фикуса
а ноздри помнят запах теплой крошащейся глины
исходящей от поверхности печи
потому что уши помнят дребезжащий звук
включающегося холодильника
пение дверок посудного шкафа
похожий на стон скрип открывающейся
обитой черным дерматином входной двери
и глухой хлопок ее закрытия

дома умирают
но в их смерть невозможно поверить
как в смерть близких
которые всегда остаются рядом с тобой
стоят позади
и дышат в затылок
или просто вышли в соседнюю комнату

ты можешь вернуться в свой исчезнувший дом
потому что ничего на самом деле не исчезает
и он примет тебя
надо только закрыть глаза
и засыпая
не давать себе совсем отключиться
иначе ты потом не вспомнишь
как снова ходил босыми ногами
по теплым широким доскам
и они отвечали тебе
не скрипом
не прогибом
потому что это очень толстые доски
а ответным прикосновением
древесных неровностей
волокон
проступающих сквозь слой
красноватой масляной краски

 

Липы цветут

зачем вынимать фотоаппарат
если нельзя
сфотографировать запах

 

Тишина

тишина не шоссе
она его далекий гул в твоей голове

тишина не тело
она стук твоего сердца

тишина не прошлое
она дверь в комнату воспоминаний

тишина не учитель
но от нее ты уйдешь другим

 

Смысл и слово

вот слово
устало смотрит на свой смысл
после трудового дня

да
так и есть —
слово смотрит
на свой собственный смысл
и слегка удивляется сходству

впрочем
чего тут удивительного
дети чаще бывают похожи на своих родителей
чем наоборот

а наоборот все было сначала:

слово было маленьким ребенком
а смысл был взрослым
серьезным
настоящим
большим
и он выводил слово на прогулку
держа его за руку

смысл почти не менялся со временем
только старел
чего не скажешь о слове
слово стремилось скорее стать взрослым
и перестать держаться
за руку смысла

так и произошло
когда слово повзрослело
оно сначала просто забыло о смысле
потом решило покончить с ним
навсегда

для этого слово разделилось на части:
красивую приставку
твердый корень
таинственный суффикс
и маленькое окончание

потом все эти части
одновременно набросились
на изначальный смысл слова
и смысл слова вынужден был отступить
потому что каждая
из напавших на него частей слова
содержала в себе свой маленький
и колючий смысл
который не зависел
от смысла слова в целом

когда изначальный смысл слова исчез
из маленьких смыслов отдельных своих частей
слово само сформировало себе
новый смысл — простой
понятный
и вполне послушный ему
вот тут оно почувствовало
облегчение
потому что само стало
намного легче

и теперь уже новый
маленький
невзрачный подросток-смысл
стал держаться за руку приосанившегося слова
когда они шли вместе

слово так возгордилось
что стало при каждом удобном случае
приводить цитату из одной толстой книги:
«вначале было Слово…»
забыв
что речь там идет
совсем не о нем

и сейчас
не об этом
думает усталое слово
после трудового дня
просто смотрит на свой собственный смысл
и слегка удивляется сходству…

\2014-16\

 

_____________________________________ 

  в.пряхин       Владимир ПРЯХИН поэт, прозаик, публицист, издатель, пишет также экспериментальные тексты,  тексты промежуточных жанров (ритмическая проза), переводит. Родился в 1957 г.,  живет в Туле. Короткое время жил  в Прибалтике, Смоленской области.  По образованию кибернетик. В конце 80-х – начале 90-х годов  активный участник демократического движения в Туле, Москве и Санкт-Петербурге. Стихи и прозу начал писать с 8 лет. В советское время почти не публиковался.  Отдельные стихотворения были напечатаны начиная  с 1986 г. в местных газетах.  В конце 80-х — начале 90-х годов  В. Пряхин печатался  в самиздате  Санкт-Петербурга, выпускал самиздатовский журнал поэзии и прозы «Идеалист».  С 1992 г. стихи многократно публиковались  в альманахах и коллективных сборниках Тулы, Москвы  и других городов, статьи публиковались в приложении к «Независимой газете» НГ ExLibris, в периодических изданиях Подмосковья, в различных электронных изданиях. В 2008 г. в Туле вышли два поэтических сборника: «Слуховое окно. Осенние письма к Марку» и «Пусть день грядущий довершит..», в 2009 и в 2013 г. вышли  два  сборника  «Избранные стихотворения», в  2014 году — книга стихов «Зеркало сезона» и  сборник верлибров «Случайность мысли», в 2015 году в Москве – книга верлибров «Человек в зеленом мешке». С 2012 г. В.Пряхин редактор и издатель международного литературного альманаха  «СРЕДА», а также основатель одноименного сетевого ресурса.(www.sreda1.org)

Член Союза российских писателей. Лауреат премии «Золотое перо Тулы» 2012 г. Участник ХХI и XXII фестивалей свободного стиха в Москве в 2014-15 гг., дипломант Международного фестиваля поэзии в Туле в 2014 г. и  ряда других фестивалей и конкурсов. Ведет культурно-просветительскую работу, занимается   редакторской  и издательской деятельностью, переводами поэзии англоязычных авторов. Стихи переводились на английский язык. Сайт: http://www.vladpr.nethouse.ru